Понедельник, Апрель 15Официальный сайт Керченского городского совета

Ольга СОЛОДИЛОВА: Самые главные заповеди в жизни

Ольга СОЛОДИЛОВА: Самые главные заповеди в жизни

Руководителями не рождаются. Ими становятся, преодолевая тернистый путь, порой набивая синяки и шишки. Без этого успех невозможен. Более 50 лет работает на благо нашего города глава муниципального образования городской округ Керчь Ольга Солодилова. Несколько дней назад Ольга Станиславовна отметила 65‑летний юбилей. Звучали многочисленные поздравления, пожелания долгих лет жизни и успехов на избранном поприще от друзей, коллег, керчан. К пожеланиям добра, здоровья, благополучия присоединяется и коллектив редакции городской газеты «Керченский рабочий». А накануне юбилея мы вспоминали прошлое, говорили о настоящем и чуть приоткрыли занавес будущего.


 

— Ольга Станиславовна, все мы родом из детства. Какие из воспоминаний для вас самые яркие? Правда ли, что вы гречанка в седьмом поколении?

— Так и есть. Самые родные для меня места — поселок Опасное, Глейки, Маяк. Там жили рыбаки, простые люди, очень большой род Левченко. Он и сегодня продолжается. У нас греческая кровь. Ведь люди имели баркасы, ловили рыбу. Моя семья спрятала греческого мальчонку. Потом усыновила его. Бабушка все время говорила об этом. Мальчик стал Левченко. И от него пошли моя прапрабабушка, прабабушка. Они все были очень красивые. Сказалось смешение кровей. У них были шикарные волосы. У одной половины сестер и братьев моей бабушки были голубые глаза. У другой — черные. Я их знала и в старости. Даже тогда красота от них не уходила. Все они пели, играли на многих инструментах.

Мама была очень красивая, с большими косами. Их непросто было заколоть на голове. Они падали. Мама вплетала в косы белые астры, и их запах я ощущаю до сих пор. Также остается родным запах хамсы, селедки. Его разносил степной ветер.

Жили мы на берегу. Одно из самых ярких воспоминаний детства — за столом собралась громадная родня, на море отражается лунная дорожка. Прабабушки, бабушки, внуки сидят и поют. Те воспоминания детства уже ничто не заменит.

Как-то с городским головой Осадчим мы ездили в Павлоград Днепропетровской области, где в свое время долгие годы работал Олег Владимирович. Всю дорогу я пела. Управляющий делами горисполкома Иван Алексеевич Лохматов сказал: «Солодилова знает столько песен, сколько я слов не знаю!» Увлечение песней идет от родни, от корней.

В Опасном в шестидесятых годах прошлого столетия жили так, что двери не закрывались. Друг другу помогали. Наверное, и моя тяга к социальной работе идет еще оттуда. Бывало, идешь из магазина и тащишь всем и каждому то, что заказывали жители большого барака. Его строил еще мостопоезд. В бараках обитали честные, простые люди, которые пережили войну. Бабушки рассказывали о реках крови, стекавшей в Керченский пролив. Он был красным. Массово гибли военнослужащие. Героизм проявляли рыбаки, учителя, врачи. Они воевали с фашистами, пережили все ужасы войны.

Девчонкой была очень активная. Участвовала во всех конкурсах, пела песни, танцевала, выпускала стенгазеты, писала стихи.

— Где вы получили первую трудовую закалку?

— Мама работала на паромной переправе. Она брала меня с собой на работу. Моряки спрашивали: «Олечка, кем ты будешь, когда вырастешь?» Я отвечала: «Артисткой или капитаном дальнего плавания!»

Я хотела поступить в Краснодарский институт культуры, но не вышло. Так как была из рыбацкого поселка, выглядела девушкой непродвинутой. Меня спросили:

— Что это вы привезли? «Трибунал» (пьеса), «Аджимушкай» (поэма). Нам местного материала не надо. К вашим глазам идет поэзия Ольги Берггольц. Читайте ее. Один из экзаменаторов прикоснулся ко мне. Я воскликнула:

— Не трогайте меня своими руками!

Стукнула экзаменатора сумкой по голове и ушла. В тот же день поступила в Краснодарский политехнический институт на технологию хлебопекарного производства. Это был последний день приема документов. Училась заочно и работала. Сначала пионервожатой в средней школе №10, которую я закончила, затем — техником-гидрохимиком на гидрометеостанции. Выходили в море на маленькой филюжке. Брали пробы в Керченском п роливе на соленость, на микроорганизмы и прочее. Это был незаменимый жизненный опыт. Шторма не останавливали. Всегда вспоминаю дядю Колю Росинского. Я его никогда не забуду. Он учил жизни. Твердил, что надо жить по совести и чести.

Дольше всего работала на Керченском хлебокомбинате. Там продолжилась жизненная школа. Я убеждена в том, что тот, кто трудился на производстве, понимает цену дружбы, поддержки, никогда не будет заниматься интригами и не станет работать локтями для продвижения по службе.

Долгие годы считалось, что если люди улыбаются или смеются, если они небогаты, то это неудачники. А вот сейчас время меняется. Сейчас ценятся честность, порядочность, поддержка ближнего. Это я так думаю и так надеюсь.

— С Керченского хлебокомбината вы, как я понимаю, ушли, хотя особого желания на то не было. Почему тогда не задержались там?

— Я уехала в Монголию по месту командировки мужа. Там сын пошел в первый класс. Я и там осталась верна себе. С другими мамочками организовывала праздник для детей-первоклассников в управлении производственно-технической комплектации. А начинала с транспортной рабочей на складе металлов. Сдала отчеты — ни одной ошибки. Меня повысили. Когда очень хотелось поговорить, приходила в бухгалтерию. А так общалась с министрами Советского Союза. Монголам строили такие больницы, детские сады и школы, каких в СССР, когда я уезжала, и не видели.

Управление производственно-технической комплектации — тоже большой опыт. Там весь Советский Союз работал. Приобрела многих друзей.

В 1991 году вернулась в Керчь.

— И как продолжилась ваша трудовая деятельность?

— Сначала работала социальным работником в Доме одиноких по Сморжевского, 1. Затем директором Центра социального обслуживания — заместителе начальника управления труда и социальной защиты населения. Этот центр был лучшим по социальному обслуживанию в Крыму. Участвовала в выборах в городской совет в 2002 году, и керчане избрали меня депутатом.

В 2006 году городской голова Олег Владимирович Осадчий предложил стать его заместителем. Несмотря на все перипетии, я вспоминаю то время как лучшее. Олег Владимирович очень многому нас научил.

— Далеко не все горожане четко представляют себе особенности нынешнего периода. Функционируют муниципальное образование и администрация города. Как разделены между ними полномочия? Возникают ли трения от такого своеобразного двоевластия? Вы уже три года возглавляете муниципалитет. За это время наверняка приобретен тот опыт, который позволяет делать определенные выводы.

— До 2014 года исполнительной властью руководил городской голова. Он избирался населением города прямым голосованием.

В Российской Федерации есть глава муниципального образования и глава администрации, которого избирает городской совет. Избранию предшествует конкурс на эту должность. Его проводит комиссия, наполовину составленная из представителей Совета министров Республики Крым, а вторая половина состоит из представителей местной власти. Комиссия рассматривает кандидатуры и допускает две из них для рассмотрения в городском совете. Он выбирает одну, а глава муниципального образования заключает с ним трудовой договор, то есть выступает в роли работодателя.

С самого начала своей трудовой деятельности как главы города я считала правильным работать с администрацией в «одной упряжке», то есть смотреть не в разные стороны, а в одну сторону.

С удовольствием иду на работу и с удовольствием возвращаюсь домой. Подчиненные понимают меня по взгляду и одному слову. И глава администрации, который рядом, работает эффективно. Святослав Анатольевич Брусаков очень быстро мыслит и оперативно решает вопросы. Куда бы мы с ним ни приходили, с кем бы он ни общался, у него всегда первый вопрос: «Чем помочь?» Это дорогого стоит. И если глава администрации пообещал, то он это выполнит. А уж ответственность у него колоссальная.

На решение всех животрепещущих проблем средств не хватает. Натянешь одеяло на шею — ноги голые, натянешь на ноги — шея голая. Поэтому садимся и определяем приоритетные статьи расходов.

— На сессиях городского совета приглашенные слушают оглашение конечных решений. А что им предшествует? Есть ли дискуссии на заседаниях постоянных комиссий, мозговые штурмы для выработки взвешенных решений, присутствует ли порой накал страстей?

— Безусловно. Не бывает так, что администрация предложила свои варианты решений, а депутаты на сессии просто подняли руки. Каждый вопрос обсуждается, и порой горячо. Нормативные акты еще и согласовываются с прокуратурой Керчи. С ней тоже надо найти общий язык, чтобы принять документ, нужный не Солодиловой, Брусакову, а городу. На самой сессии не ощущается напряжение, которое нередко присутствует на заседаниях постоянных комиссий.

Бывают ошибки. Приходится вносить изменения в решения, не прошедшие проверку временем. В любом случае надо поступать так, чтобы от решений была польза для людей.

Я часто видела, как посетители благодарили даже не за конкретную помощь, а просто за доброе отношение к ним, за то, что их выслушали. Людей надо любить, причем всяких. К ним надо относиться так, как ты бы хотел, чтобы относились к тебе. Это самая главная заповедь.

— У городского совета всегда было много работы. А испытания в связи с коронавирусом и политической ситуацией в стране ее добавили. Как в этих условиях работает депутатский корпус?

— Пандемия коронавируса стала серьезнейшим экзаменом для всех служб. Нуждались в поддержке как больные, так и медики, для которых было важным доброе слово. Им мы возили горячие обеды, накрывали сладкий стол с чаем, вручали подарки. Деньги тратили из своего кошелька. Я бесконечно признательна всем, кто был рядом и подставил плечо. Благодаря пандемии сформировался костяк депутатский и волонтеров, на который можно было положиться.

Не успели оправиться от коронавируса, как случились два мощных наводнения. Подключились новые волонтеры. Они помогали МЧС откачивать воду, переносить и перевозить людей. Собирали постельное белье, кровати. В то время каждый из нас на своем опыте постиг, что такое вертикаль власти. Плечом к плечу с керченскими депутатами, сотрудниками администрации Керчи таскали ведра с грязью, убирали завалы депутаты Государственного совета Республики Крым, работники крымского правительства.

Перед глазами картина, как депутат Государственной Думы Константин Михайлович Бахарев упорно двигает тачку с грязью по улице Госпитальной. Первый заместитель Председателя Госсовета Фикс своим примером придавал нам силы, которых, казалось, уже не было. «Пока не уйдет последняя машина с мусором, не уйдем и мы», — говорил Ефим Зисьевич. В такие минуты понимаешь, что ты не один. Есть вышестоящее руководство, готовое оказать всяческую поддержку. Это не просто руководство, а твоя команда. Быть в ней — большая честь.

С большим трудом, но справились с ликвидацией последствий наводнений. Но вскоре последовало новое испытание.

Когда началась специальная военная операция, к нам поехали люди. Надо было срочно помочь вынужденным переселенцам. Мы их кормили, расселяли, устраивали детей, если семья оставалась в Керчи. Городской совет, администрация работали совместно с волонтерами, Красным Крестом в одном порыве, на одном дыхании. Были созданы штабы. Эти штабы в настоящее время поддерживают семьи военнослужащих. Все необходимое отправляется нашим мобилизованным. Воины понимают, что они не забыты. Сейчас мы не можем работать иначе.

— Ольга Станиславовна, с каким настроением вы отправляетесь на работу? Приносит ли она вам радость?

— Не раз говорила, что я самый счастливый человек. Имею возможность говорить правду, не притворяться, быть самой собой. Я вижу, с какой отдачей работает руководство администрации, вижу результаты нашего совместного труда.

Обращения граждан — это громадный пласт работы. Надо вникнуть в суть обращения, разобраться на месте и помочь делом. Очень легко выезжать на место с главой администрации. Там, где он побывал, вопросы решаются.

— Поступают ли благодарности от горожан?

— У меня много благодарностей. Можете с ними ознакомиться. Люди приходят в общественную приемную Керченской городской организации партии «Единая Россия» и там оставляют благодарственные отзывы. Не обязательно за решение какого-то очень серьезного обращения. Зачастую живой отклик находят доброе слово, разговор по душам, полезный совет, небольшая подсказка. Они не требуют чего-то невозможного.

— Как вы проводите досуг? Чем увлекаетесь? Судя по вашим выступлениям на городских мероприятиях, по-прежнему увлечены театром, кино. Мне известно о том, как бывший директор городского Дома культуры Станислав Мартюк предложил вам сыграть роль Екатерины II в постановке театральной студии при ГДК. Удалась ли роль?

— Мартюк как режиссер-постановщик готовил первое празднование Дня города. Городской голова задался вопросом: а кто будет у нас Екатериной? И сам ответил: «Да ты и будешь!»

— Олег Владимирович, а где я платье возьму? — задала я резонный вопрос.

— Сейчас проедем по свадебным салонам и найдем нужное.

Мы проехали, но ни одно платье не подошло. Доложили о поиске городскому голове. Он все выслушал и быстро среагировал:

— Значит, берите два платья.

Платья нашли, подобрали белый парик.

А князя Потемкина играл Леонид Панин. Он был неподражаем. Я разговаривала с немецким акцентом. С нами все зрители хотели сфотографироваться. Мой свекор коптил бычков. Их раздавали скоморохи на центральной площади. До сих пор без улыбки не могу вспоминать то представление.

— Ольга Станиславовна, что вы хотите пожелать керчанам?

— В первую очередь — победы, понимания, что она зависит от каждого из нас. Желаю каждому мира в семье, благополучия, любви, здоровья и в любых обстоятельствах оставаться человеком.

Беседу вел Юрий ЩЕРБА.